Фёдор Бреднев (в центре): Фёдор Бреднев (в центре): "Наносим на карту место гибели самолёта".

В гонках за рекордами

Автор: Фёдор Бреднев

В эти сентябрьские дни исполняется 86 лет со дня авиакатастрофы, приключившейся неподалеку от нашего города, в районе деревни Старый Буртюк Краснокамского района. Было это в далёком 1931 году, когда гражданская авиация только зарождалась в нашей стране, да и в мире в целом. И самолёты для жителей российской глубинки были в диковинку. В то же время 30-е годы прошлого столетия — это эпоха авиационных рекордов.
Зародившись незадолго до начала Первой мировой войны, авиация стала быстро развиваться. Первые аэропланы держались в воздухе только секунды и пролетали метры, но военные быстро поняли полезность изобретения и поставили перед конструкторами задачу на повышение высоты и дальности полётов. Если в мае 1909 года летательный аппарат поднялся на 55 метров, то уже через год модель самолёта смогла удержаться 40 минут и пролетела 39 километров. К началу Первой мировой войны «потолок» полётов вырос в шесть раз, особые успехи были у североамериканских и французских лётчиков. Первые самолёты в военных действиях участвовали уже в 1911 году в Итало-турецкой войне, а в военном конфликте на Балканах в Болгарии действовал уже целый авиационный отряд из русских лётчиков-добровольцев. К концу Первой мировой войны все ведущие страны обладали собственным военно-воздушным флотом и опытными лётчиками.
С окончанием войны возник кризис в авиастроении. Ориентированная на военные цели авиапромышленность потеряла заказчиков. Требовалась переориентировка на гражданскую авиацию, а она ставила новые условия конструкторам - повышения дальности полётов, увеличения грузоподъёмности и безопасности. Страны-производители старались быть первыми и лучшими в авиастроении, потому возник бум установки мировых рекордов в покорении воздуха.
Наша территория привлекала иностранцев своей масштабностью и дальней протяжённостью, над которой можно было почти безбоязненно проводить длительные перелёты. Первыми через всю территорию русского пути в 1925 году решились пролететь французские пилоты Аррашар и Кароль. Наши лётчики захотели доказать, что не лыком шиты и ответили большим восточным перелётом из Москвы в Пекин сразу на шести самолётах, причём самолёты Громова и Волковойтова не останавливаясь долетели до Японии. В 1926 году французы установили мировой рекорд дальности полёта от Парижа до Омска, были ещё несколько их полётов над нашей страной, но не всегда они были успешными.
Наиболее драматичной стала эпопея рекордного «Девуатина» Д-33. Французские пилоты Жозеф Ле Бри, Марсель Доре и механик Рене Мисмон при содействии министра авиации Пьера Кота построили специально для дальних полётов два самолёта Д-33. В июле 1931 года они стартовали из Парижа в направлении востока, пытаясь совершить беспосадочный полёт от Парижа до Токио. Далее их курс предусматривал перелёт через Тихий океан, через Северную Америку и возвращение в Париж. Планы у них были поистине наполеоновские - за четыре этапа облететь по прямой весь земной шар. Над Россией они держали путь по утверждённой и выданной им советскими властями карте маршрута. Для лучшей ориентировки придерживались железных дорог. После 6200 километров полёта, из-за неисправности системы питания двигателя резко упала мощность мотора. В районе Омска самолёт был вынужден совершить аварийную посадку. Два пилота выпрыгнули с парашютами, а третьему члену экипажа Марселю Доре удалось посадить самолёт на небольшой лесной поляне. Пилот уцелел, но самолёт получил разрушения, зацепив крыльями верхушки деревьев, и его пришлось оставить в сибирской тайге. Для осмотра нового французского самолёта в Сибирь приехал сам руководитель конструкторского бюро Андрей Николаевич Туполев, работавший в это время над проектом советского самолёта для рекордных полётов.
Доставленные на мотодрезине в Нижне-Удинск пилоты сразу же вернулись в Париж для подготовки второго самолёта к вылету по этому же маршруту. Поскольку полёт должен был проходить без единой посадки, то он взял на борт почти десять тонн топлива. 11 сентября 1931 года с большим трудом Д-33 оторвался от взлётной площадки парижского аэропорта. А в это время при попытке установки дальности полёта по маршруту Варшава-Омск терпел крушение в Чувашии польский самолёт ПЗЛ-19, управляемый Юзефом Левоневским - старшим братом российского лётчика Сигизмунда Леваневского. Но французы ещё не знали об этой аварии и спокойно летели по территории России.
Воздушный коридор, выделенный для полёта, проходил над крупными аэропортами страны: Москва – Казань - Свердловск – Новосибирск. Самолёт держал курс вдоль Транссибирской железнодорожной магистрали. Но когда после Казани они летели курсом на Свердловск, то по расчётам поняли, что машина с такой загрузкой топлива не сможет подняться на нужную высоту в 2300 метров, чтобы преодолеть вершины Уральских гор. Их высота полёта была не более 1,5 километра. Тогда было принято решение уйти от этой железной дороги в сторону Уфы и попытаться пройти на Свердловск через Челябинск. Там также ориентиром шла железная дорога. В районе Агрыза самолёт развернулся и пошёл на Уфу. Но тут на пути встали дождевые тучи. Пилот не видел земли, дождь заливал обзорные стёкла. И в это время отказал двигатель. Попытки исправить положение ни к чему не привели, и тогда поступила команда приготовиться покинуть самолёт. Высота полёта была очень низкой, около 100 метров. Марсель Доре, считая, что все готовы к прыжку, покинул самолёт, остальные не успели. Истинную картину трудно составить. По некоторым записям один запутался в парашюте, второй не успел развязать ремни кресла. Им не хватило нескольких секунд и самолёт врезался в землю рядом с деревней Старый Буртюк. Выжить при таком ударе было невозможно.
Газета «Известия» от 13 сентября 1931 года сообщала: «12 сентября… близ Уфы потерпел катастрофу французский самолёт «Девуатин» «Тред-Юнион», совершавший беспосадочный перелёт из Парижа в Токио. Самолётом управляли лётчики-спортсмены Марсель Доре и Жозеф Ле Бри… Катастрофа произошла на 23 часу полёта вследствие поломки мотора и вынужденной посадки в тумане и дожде… Доре спасся на парашюте, а Ле Бри и механик Рене Мисмон не успели выбраться и погибли».
Позднее работник Таныпского леспромхоза Моисеев рассказывал:
«В 8.45 утра я вышел из барака и увидел аэроплан, который метался как неуправляемый. Попытался подняться вверх, но закачался и, потеряв скорость, упал на землю…».
Спустившийся парашютист был доставлен в контору леспромхоза, где находился телефон. Первые его слова были: «Алло! Алло! Париж!» Но связи с Парижем не было, и ему дали бумагу, на которой он написал на французском языке телеграмму в Париж.
А вот как вспоминал в то время 21-летний Александр Валиахметов, очевидец произошедшего (об этом нам рассказал его сын):
«Утром был туман. Самолёт упал на берегу озера Тукырзя. Так как никто не понимал спасшегося пилота, из Нового Каенлыка привезли мужика, вроде бы побывавшего в плену у немцев в Первую мировую войну. Но он француза не понял и помочь ничем не смог. Лётчиков увезли на пароходе, на палубе было полно цветов. Запомнились перстень на руке одного из пилотов и кожаные куртки на всех. Конечно, это была сенсация для всей округи. Обломки самолёта также увезли, а оставшиеся мелкие части собрали жители села, изготовили из них тарелки, ложки и т.д.».
Место аварии выглядело жутко. От вылившегося из баков топлива пожелтела вся трава в квадрате 100х40 метров, повсюду валялись части самолёта, мотор врезался в землю на глубину в полтора метра. Крылья сместились взад корпуса.
Сразу же получив сообщение об аварии аэроплана, руководитель ВВС СССР Алкснис дал указание ближайшей авиачасти немедленно выслать специалистов на место крушения. Правительство Башкирской АССР дало распоряжение Калтасинскому райисполкому (в те годы эта территория относилась к Калтасинскому району) о принятии мер по сохранению останков самолёта и тел погибших пилотов.
Площадку оцепили караулом, никого не пускали внутрь до прибытия спецкомиссии. Тела погибших завернули в парашют и прикопали в яму неподалеку от самолёта. Они были известными лётчиками, много раз поднимавшие свои самолёты в попытках достичь рекордных показателей. В одном из полётов им удалось зарегистрировать сразу семь рекордных результатов.
Спасшийся пилот прожил 59 лет и скончался во Франции в 1955 году.

 

Авиаторы Рене Мисмон (1897-1931), Жозеф Ле Бри (1899-1931) и Марсель Доре (1896-1955) перед вылетом в Россию. 1931 г. Фото из архива М.Маслова (г. Москва).
Авиаторы Рене Мисмон (1897-1931), Жозеф Ле Бри (1899-1931) и Марсель Доре (1896-1955) перед вылетом в Россию. 1931 г. Фото из архива М.Маслова (г. Москва).
Самолёт «Девуатин» на парижском аэродроме перед вылетом в Россию.  Фото из архива М.Маслова (г. Москва).
Самолёт «Девуатин» на парижском аэродроме перед вылетом в Россию. Фото из архива М.Маслова (г. Москва).

Другие статьи

Второй год подряд Руслан Валеев ( Соревнуются профессионалы
Автор: Равиля Решетникова
Формирование городской среды – это не только ремонт дорожек, тротуаров и озеленение газонов, это еще и формирование ответственного хозяйского отношения к нашим дворам, улицам, общественным местам. На снимке: Вот он, наш Нефтекамск, – как на ладони. Фото: Контроль - за жителями города
Автор: Равиля Решетникова
Восьмикратная  паралимпийская чемпионка Оксана Савченко быстро нашла общий язык с молодыми людьми. Фото: Зиля Амирова, Заставить молодёжь думать
Автор: Зиля Амирова
В этом году в рамках развития моногородов предусмотрен капитальный ремонт улицы Дорожной. Стоимость работ оценивается в 124 миллиона рублей. Фото: Анатолий Буторин,  «КЗ». На многих направлениях
Автор: Наиль Фахреев
Почётные грамоты юным дарованиям вручает начальник управления образования Лариса Чайникова. "Созвездие" умников и умниц
Автор: Миляуша Сиразетдинова
Картины Филарета Хадиевича наполнены тёплым живым светом. Фото: Равиля Решетникова, «КЗ». Полёт души
Автор: Равиля Решетникова
Стартует первая тройка. Им больше 70 лет! ФОТО: Анатолий Буторин, «КЗ». Праздник спорта
Автор: Анатолий Буторин
Первым поздравления от главы города получил Тимерхан Салимгареевич Салимов. Фото: Руслан Никонов, «КЗ». В гостях у ветерана
Автор: Елена Аллаярова
Эта площадка была построена по программе местных инициатив в микрорайоне Восточный-4. Фото: Руслан Никонов, «КЗ» (из архива редакции). Главное условие – поддержка населения
Автор: Равиля Решетникова
Для удобства горожан
Автор: Зиля Амирова