Руслан ГАЛЛЯМОВ




Светлый праздничный рассвет.
Дописав в стихах портрет,
Я несу его родной,
Несказанной, неземной,
Жизнь открывшей для меня
И досадный прок ремня.

Той, что ночь не спит, печется
И к малютке гнется, гнется,
Чтобы жар губами снять -
Бесов хвори разогнать.

Той, что радостна, грустна,
Но, на зависть, как весна,
С каждым годом все милей
В свете мартовских лучей!

Автор сам я и курьер,
Неприкаянным в пример
Написал в открытке броско:
«Мамой быть совсем не просто!»
Небо звездное, небо лунное!
По краям небосвода туман.
В эту ночь ты настолько безумная -
Я подумал, что чувства - обман.
Воды гладкие, теплые, сонные…
Неусыпное гуканье сов.
Ты пролазишь сквозь рамы оконные
И лишаешь романтика слов.
Небо алое, предрассветное!
Всюду росы блестят серебром!
И черты твои еле заметные
Покидают мой трепетный дом.
А любовь-то во мне не угасла,
И не мог я по капле забыть!
Для души, как целебное масло,
Наших встреч непорочная нить.

На груди моей голову вспомню,
Золотистую пряжу волос,
Голос ласковый сладко, истомно
Рисовал мне идиллию грёз.

А за окнами влажные липы
Источали хмельной аромат;
Облаков необъятные кипы
Облепили червонный закат.

Ты ластилась кошачьей повадкой,
Угнетая сердечную дрожь,
Но усталость в груди была сладкой –
Мигом счастья её назовёшь.

Как забыть мне такую картину?
И не мог я по капле забыть!
Ведь судьбы моей метит равнину
Наших встреч непорочная нить.
Мой ангел с крыльями как снег
Исчез из виду, ранив сердце.
Теперь я вижу не рассвет,
А ночь, где даже не согреться.
Бесцельно дни уходят снова,
Бесцельно голову несу –
Туда, где жуткая истома,
Туда, где снова не усну.
Я помню взгляд любимый, томный,
Улыбку утренней звезды…
Теперь один в квартире блеклой
Пишу на стикерах: «прости…»
Уходит лето. Отпуск тоже.
Осталось сесть и написать,
Что солнце нежилось на коже,
И сердца плавился асфальт.

Хотелось вырваться на море –
Построить замки на песке;
Писать этюды на просторе
На загрунтованном холсте.

Так много грез на это лето
Рождалось в мыслях наперед,
Но вот и песня эта спета –
И спас от скуки огород.

И жизнь уходит словно лето,
Со всеми думами о ней…
Поверь, не факт, что в мире где-то
Намного было веселей.
Осознанность людская спит!
Дремота душит в темном мире!
Страдают души от обид,
Теряя жизненную силу.
Их чувства – верные враги,
Все ищут призрачное счастье;
Народ покорностью слуги
Унять не может свои страсти.
Они как кони нас несут –
К болезням, старости и смерти,
И в миг последний слышен звук-
Как душу вырывают черти!
Проснитесь, дайте им отпор,
Насытить чувства невозможно!
Пусть разум вступит на престол –
Узри, что истинно и ложно.
Мы уснем в квартире тёплой,
А проснёмся на бегу.
Что-то ты, душа, поблекла
На пылающем снегу.
Ноги босы – им привычно;
В каше – гравий и песок –
Тут довольно аскетично
Коротать не малый срок.
Мысли скачут спозаранку,
Не уймутся в голове:
«Нас нельзя поставить в рамки,
Мы гуляем по Луне!»
Им и вправду не укажешь –
Дикий конь живёт у нас.
И когда, уставший, ляжешь –
Тут его кидает в пляс:
По равнинам, перелескам,
По планетам и мирам
Ум тревожный ищет место…
Это место – Божий храм!
Радостное небо.
Утренняя стынь.
Вижу на востоке
Образы богинь.
Солнце нас обходит,
Или мы его…
Смейся недотрога,
Уходя легко.
Долгая дорога,
Тихая судьба.
Приласкай подруга
У дверей суда.
Будет еще утро
Робкое «прости»
Где-то на пороге
Солнечной весны.
Теченье времени услышать,
Веленье времени понять;
Увидеть заревые крыши,
Поблагодарить за тело мать.

Душе попутчика открыться,
Знакомым душам все простить.
Держать в руках свою синицу –
А лучше в небо отпустить.

Природу вечности прославить,
Свою незначимость принять;
Пополнить дюжинную память
И письма Богу написать.

Чтоб слышать сердцем без ошибок
Неявный голос из эпох,
В чаду костра среди улыбок
Чтоб освятить последний вздох.
Наш сад цветёт –
В нём личности
Расселись по местам.
Цветочного величества
Упреки слышал сам:
Вот пышные гортензии –
Претензии у них,
Что не хватает солнышка,
И слабенький полив;
А рядышком настурция –
Плетистая весьма:
«Нам вырасти бы в Турции!» -
Доносится с куста;
Дельфиниум загадочно
Трепещет на ветру,
И шепчет: «Поразительно!
Нас соберут к утру!»
Лишь бархатцы застенчиво
У края вдоль оград
Всем молча улыбаются
И дарят аромат.
Я сражен твоею лаской,
Кротким взглядом синевы,
И снимаю свою маску
Безразличной пустоты.

Ты мой лотос в лоне сердца,
Распустившийся зимой;
Ты мой ключ к забытой дверце
В мир сюиты неземной!

Дрожь любовная вернулась,
Пахнут свежестью стихи.
Вот она – лихая юность!
И воспетые грехи!

Вот стыдливые багрянцы
Я целую на щеках,
Вот затейливые танцы
На задорных вечерах.

Снова зыбкая надежда
Оживляет и несет,
От печали белоснежной
До восторженных высот!

Другие Авторы

Игорь СЕЛИВАНОВ
Юрий САВИЦКИЙ
Диляра КАГАБИЛОВА
Диана БИКМЕЕВА, 13 лет
Владимир Калягин
Марина ВЕТРОВА
Регина МУХАМАДУЛЛИНА
Лиля Гареева
Анастасия ВАЙТУКОВА
Вадим СУЛТАНОВ