Игорь СЕЛИВАНОВ


***
Ты, как книгу, меня листаешь,
Перечитанную не раз.
Где-то галочкой отмечаешь,
Где подчеркиваешь рассказ.
Ты уже, наверное, знаешь
Все страницы в ней наизусть,
Безошибочно понимаешь,
Где в ней радость и где в ней грусть.
Вот закладки тугая лента,
Подзагнут уголок листа -
Это выделены фрагменты
Глаз, ушей и всего лица.
Вот в листах затертые пятна –
Любопытство горячих рук.
Эти строчки тебе понятны –
В них любовь и печаль разлук.
С мясом выдраны или пастой
Густо вымазаны листы –
Это мой уголок ненастья,
Тот, который не любишь ты.
Здесь рисунок лежит на строчках,
Текст по-своему объяснив.
Слово вписано, вбита точка –
Все на твой дорогой мотив.
Эту книгу писали долго
Жизнь, родители и друзья,
Ты ее редактируешь только
Под названием новым – СЕМЬЯ.


***
Капли падают из крана.
Капли-пули бьют по мозгу.
Утро. Шесть. Ещё так рано,
Но вода всё хлещет розгой.

Проникает звуком в уши,
Низким гулом вдоль
по трубам.
Не хочу, но нужно слушать
Этот вой хрипяще-грубый.

Бьёт струя в чугунной ванне,
Унитаз журчит за стенкой,
Ложка булькает в стакане –
Сыро, мокро, склизко,
мерзко…

Лёжа тихо на диване,
Приложу ракушку к уху,
И замрёт душа в нирване –
Океанский шум, но… сухо.
Сладкое томление в груди,
И замершее сердце на полшаге,
И голоса, звучащие в общаге,
И женский силуэт чуть впереди.
Женщина... Начало всех начал:
Природы, жизни, чувств неповторимых.
Любви, что поначалу так незрима,
Разлуки неизбывная печаль.
Находим и боимся потерять.
Вопрос извечный чаще без ответа.
Любовь мы ищем, рыская по свету,
Лишь женщине дано нас окрылять.
Сняв с плеч своих груз тягостных забот,
Забыв о недостатках и бессилье,
Мужчины расправляют свои крылья,
Когда любимая их взглядом обожжёт.
Чувство долга. Ответственность
Как в притирку мундир,
И тогда так естественно
Покоряется мир.
Планы просто сбываются
На любой ваш каприз.
С вами люди считаются
И удача как приз.
Пусть опорой в решениях
Будет личная честь.
Тогда ждут вас свершения,
Достижения есть.
Будет жизнь вас приветствовать,
Будет выигран бой.
Чувство долга. Ответственность
Ты бери лишь с собой.
Шла судьба по тропе уверенно,
Предназначенной ей одной.
И в удачу, и в счастье верила,
Пусть деревья вокруг стеной,

Пусть трещали стволы пугающе
И шумела грозно листва.
Покорялась тропинка знающим
Все источники волшебства.

Шла судьба, в свои силы верила,
Песни пела, ритмично, в шаг.
Поперёк тропы гнулось дерево,
Ноги путала черемша.

Но звучали слова чудесные,
Открывался судьбе пролом,
Потому что жила судьба честно:
И по совести, и с умом.
Я нежных слов не говорю,
Их только в мыслях повторяю.
Лишь дневнику слова дарю,
Бумаге чувства доверяю.

Ни словом, буковкой не лгу,
В листы укладывая чувство.
Я на бумаге всё могу,
А в жизни нежного негусто.

Прости, таков уж мой удел.
Душа - стыдливая девица.
Всё, что сказать тебе хотел,
На дневниковых есть страницах.
Ветер холодной и мокрой ладонью
Бьёт по моим щекам.
Мелкой дождинкой пытаясь напомнить
Привкус осенний стихам.

Где же багрянец и позолота,
Красок осенний блик?
Ветер осенний взывает к полёту,
А я от полётов отвык.
Бумага стерпит, что в неё ни брось.
Душа обугленная стынет долго.
Пожаром пронеслась обида, злость,
Гордыня проскочила, как иголка.

Промчалось пламя, выгорела боль,
В тетради пепел складывает строчку.
Как птица-феникс, ожила любовь,
И значит, рано ставить в жизни точку.

Ещё трава пробьётся сквозь золу,
Цветы распустят свежие бутоны.
Нас пригласят на праздник ко столу,
Где чарки полны, пряники медовы.
Не читаю молитв, не пощусь,
В церкви бываю не часто.
Но, однако, я Бога ищу
И надеюсь, что не напрасно.

Может, выпадет мне юдоль
Та, которая будет впору.
Та, в которой душевная боль
Крест поможет втащить на гору.
Любовь, невидимая глазу,
Среди людей проходит тенью
И обретает плоть не сразу,
А лишь по щучьему веленью.
Вдруг вспыхнет небо голубое -
Глаза в глаза, не потушить.
Любовь не стала бы любовью
Без вдохновения души.
Когда начнётся новый день,
Тебя в нём может и не быть,
И потому, отбросив тень,
Стремись красиво жизнь прожить.

Дари любовь, добро твори,
Обиды прежние отбрось.
Не говори «чёрт побери»,
А только лишь - «спаси, Господь».
Вдохновение не купишь,
Не займёшь на полчаса.
Не стихи, а только кукиш
Видят грустные глаза.

Сколь ни мни в руках бумагу,
Ручку в пальцах ни крути,
Вдохновение и магу
В спящем сердце не найти.

Что является искрою
Озарения души?
Я Америк не открою,
Если любишь, то пиши.
Бессонница голову кружит,
Таращу глаза с темнотой.
Хочу быть желанным и нужным
Любимой, единственной той,
Которая сына уложит,
Прочтёт ему сказку для сна.
Она всё умеет и может,
Но только не может одна.
Ей так же тоскливо и грустно,
Как грустно, тоскливо и мне.
И лампочка светит тускло,
И тусклые краски во сне.
Живу в ожидании встречи
Моих дорогих и родных,
Когда на диване, под вечер,
Я обниму их двоих.
Нам будет тепло и уютно,
Но в маленький этот мирок
Лишь Кешка полезет занудно
И ляжет, свернувшись, у ног.
Душа России пробуждается от спячки.
Большая, добрая, как и сама страна.
Где раньше прятали на чёрный день заначки -
Стихи в блокнотах и гитарная струна.

Как все большие, осторожно и неспешно
В мечети, храмы, синагоги, церкви шла.
Русь просветлённая по-доброму и нежно
Взглянула сызнова на прошлые дела.

Душа поэзии просила и мольберта.
В страницах прошлого обыдла суета.
Стихи в тетрадях появлялись и конвертах,
А на холстах вновь появлялся лик Христа.

Сквозь боль войны, застоя, плена, страха
Душа России поднимается с колен.
Рвёт надвое прошедших лет рубаху
И в полный рост в годину перемен.
Листья полукруглые, листья угловатые
Шелестят о чём-то, шепчутся тайком.
Яблоня-дикарка, клён молодцеватый
Обнялись ветвями под моим окном.
Ветви её тонкие яблоки усыпали,
Клонят своей тяжестью к матушке-земле.
И трясёт безвинную детвора «несытая»,
Словно ветер северный где-то в феврале.
Клён своими листьями прячет её веточки,
Подставляет плечи гибкого ствола...
Пожалейте, мальчики! Не ломайте, деточки!
В яблоне-дикарке девочка жива.
Мы с городом ровесники, но многие птенцы
Живут теперь неблизко от гнезда.
Жизнь отмечала крестиком далёкие концы,
В чужие уводила города.
Порой в далёких странствиях
вдруг сердце зачудит,
Рванётся к самолётам, поездам.
И нас родная станция притянет как магнит,
Напомнит наши юные года.
Таких бульваров с клёнами в далёком далеке
Я сколько ни искал – всё ерунда.
Плыть солнцем утомлённому по Каме по реке
Мечтал я все последние года.
Родимая сторонушка и город небольшой
Объятия раскроют сыновьям.
Взыграет в жилах кровушка, и сердцу хорошо.
Ну, здравствуй, Нефтекамск, любовь моя!
Осень жёлтая раскрылатилась
Разноцветьем листьев узорчатых.
Расширяется сердца радиус
И толкает душу на творчество.

Необдуманно мысли кружатся,
На бумагу, как листья, падают.
Я пытаюсь к себе прислушаться,
Слышу шелест в ответ и радуюсь.

Слышу, сердце стучит усиленно,
По осенним шлёпая лужицам.
Листья клёна в чудных извилинах
Над моей головою кружатся.
Я сегодня видел в автобусе
Двух мальчишек лет десяти:
От улыбок чуть-чуть не лопались,
Ягоды тёрна в каждой горсти.

В суете людей озабоченных,
Когда резко автобус дёрнет,
Чуть качались и кособочились,
Поедая ягоды тёрна.

Беззаботные и смешливые,
В стороне от мирских хлопот,
Всем довольные и счастливые
Набивали ягодой рот...

Пусть грохочет по миру властно
Голос, требующий одно:
«Детство всех должно быть прекрасно,
Счастьем – богато, горем – бедно».
Как хорошо, когда живёшь и знаешь,
Что где-то есть любимые глаза.
Пусть далеко, пусть день и ночь скучаешь
И памятью уносишься назад,
Но это жизнь, та самая, какую
На две других сменять не захочу.
Я плачу иногда, порой ликую,
Любовь храню, как яркую свечу.
Поэтический дар...
Для чего он дан?
Это словно удар
Ниже пояса.
Словесный творец –
Не лжец, не мудрец,
Не храбрец, но певец
Без голоса.

Ему бы суметь
Промолчать, не петь,
Но душа, как плеть
С лихим посвистом.
И словами влёт
Он наотмашь бьёт
Не в толпу – в народ
Фразы острые.

И ему в ответ
То цветов букет
Или вдруг пистолет
Плюнет фразою.
Кто же в том виноват?
Чем богат, тем и рад.
Просто души глядят
В мир по-разному.
Стихи читали вечером за чаем,
И млела сущность под напором слов.
Стихи, понятно, были про любовь,
Но не было в них ханжеской печали.

Любовь бурлила, как в котле кипящем,
Давила страсти тёмная волна.
Мурашки ощущала вся спина,
Всё сказанное было настоящим.
Ещё всё зелено и ярко,
Но по утру лежит роса,
И яблонь спелые подарки
Так и бросаются в глаза.

Средь бела дня ласкает солнце,
Сентябрь ночи холодит.
У лета уж заметно донце,
Но осень всё не победит.
Я как отец благословлю,
Пусть не знаком с невестой.
Но ты сказал: «Её люблю».
И прозвучало честно.

Мой опыт в общем говорит:
Любовь всему порукой.
Ты самому себе не ври,
И жизнь не будет мукой.

Любовь важнее всех и вся –
Забудь про страсти эти.
На первом месте лишь семья:
Очаг, жена и дети.

Всё остальное не в чести,
Пусть кровь стучит по венам.
Ты счастье сможешь обрести,
Лишь сохраняя верность.
Когда встаёшь после болезни
Беспомощный и бесполезный,
Душа растерянная плачет,
Весь жизни смысл почти утрачен.
Вдруг, не расчищенной дорожкой
Бредёт в снегу народ к окошку.
Какое счастье лечит душу –
Идут ко мне! Я людям нужен!
Вот уже на наших улицах
Осень поздняя слёзы льёт.
В пелене из туч небо хмурится,
И деревья голые ветер бьёт.

Поутру – всё морозцем сковано,
А к обеду опять слякоть.
Сапогами земля пережёвана,
Начинает лужами плакать.

Вечерком всё опять скорёжится
Тонкой корочкой первого льда.
Пешеходы в пальтишках ёжатся
И торопятся как никогда.
Мне сегодня подсказали
Удивительный маршрут –
Бабки рано на базаре
Землянику продают.

Середина лишь июня –
Где же ягода взялась?
Но, однако, баба Груня
Поутру распродалась.

Я в обед по ряду бегал,
Нюхал каждый уголок.
Землянику до обеда
Всё же кто-то уволок.

Остаётся утром рано
По будильнику мне встать,
Земляничную поляну
В чаще леса отыскать.
Мать, отец и тётушка
Жизни обучали.
Лебедь и лебёдушка
Колыбель качали.

На крыло же ставила
Тётушка-гусыня.
И вбивала правила,
Как в родного сына.

Мне Россия – матушка,
И душа, и Муза.
Вольный дух солдатушки
От отца – Союза.

Тётушка Башкирия –
И любовь, и дружба,
И живётся в мире мне,
Пишется как нужно.
Рассказы ветеранов о войне
В народной памяти полны отваги...
Пишу стихи всё больше о весне,
На смерть и кровь не нахожу бумаги.

Родня моя, прошедшая войну,
Геройство ваше вдохновляет душу...
Не страшен враг, в бою не струшу...
А вот стихи всё больше про весну.

Отчизну защитить всегда готов!
За Родину и жизнь отдам небрежно...
Но вот стихи всё больше про любовь,
И в сердце чаще ласковость и нежность.
Рябью покроет рука ветерка,
И под защитой кустов ивняка
Толпа водомерок гарцует слегка.
Флажок стрекозы на древке поплавка,
Звенит комариная в ухе тоска...
И час ожидания за миг до рывка -
Вот оно счастье души рыбака!
Город мой, его аллеи
Я люблю не меньше вас,
Но вот только не умею
Сочинить о нём рассказ.
Даже если с ним в разлуке,
Он живёт всегда со мной,
И в минуты тяжкой скуки
Очень хочется домой.
Его улицы и парки,
Переулки и дворы
Стали первым моим стартом
Детства радостной поры.
Он любовь моя и счастье,
Дом, очаг и жизнь моя.
– Нефтекамск, – скажу я, – здравствуй!
Я приехал! Ждал меня?

Друзья мои. Мне не хватает вас.

Кто далеко. Кто закопался в быт.

А мне бывает труден каждый час,

В который я негаданно убит.



Мне ваша помощь больше чем нужна,

Порой я умираю от тоски.

Бокал хмельного горького вина

Мне не заменит дружеской руки.



Другие Авторы

Светлана ТОКМУРЗИНА
Татьяна Гаврилова
Анатолий БУТОРИН
Кирилл ТАБИШЕВ
Юлия БЕЛОВА
Евгений ХАРЮШИН
Наталья МИКРЮКОВА
Зоя ВОЛКОВА
Елена АЛЛАЯРОВА