Михаил ЧУКЛИН


***
Борись за небо
Расправив крылья, вверх лети,
Безумной страстью опьянён,
Срывая звёзды по пути,
Мечтай и становись огнём.

Борись за небо каждый миг,
Борись за веру в чудеса.
Забудь о том, к чему привык,
И слушай неба голоса.

Играй с луной, лети в закат
И через пелену дождя
Обрушь на землю звездопад.
Пусть говорят, что так нельзя.

Смешай пространства, времена,
Ведь вечность - мало, коли жив!
Забудь о смысле в именах.
Воскресни, солнца свет испив!
Война вселилась в наши сны.
Спроси себя: ты хочешь плакать?
Конечно, нашей нет вины...
Но под ногами снова слякоть,

И снова ты сжимаешь смерть
В своих руках, как будто деву,
И начинаешь хрипло петь
Забытые, как сон, припевы.

В твоих глазах – тоска времён,
Но, зная истину обмана,
Ты, бравой ложью заклеймён,
Огнём испепеляешь страны...

Себя боишься в зеркалах -
Свой взгляд невольно
ловишь в лужах...
Но никому в пустых мирах
Твой гнев давно уже не нужен...
А я когда-нибудь начну писать стихи,
Легко и просто, без любви и слёз,
Простив весь мир и позабыв свои грехи,
Летая в мире снов и нежных грёз.

Я буду видеть истину и свет в строках,
Почувствую луну в ночном окне.
Моя душа поселится в немых листах,
Принадлежа уже не только мне.

Я буду лгать, как лгал себе и вам вчера,
Скрывать в словах свой страх и сердца боль,
И неуверенно по кончику пера
Ползти наверх, бесстрастную играя роль.
Все мы боимся, когда наши сны
Оживают за нашей спиной.
И плакать готовы, когда средь весны
Повеет вновь лютой зимой.
Всем непонятны стремленья богов:
Испытать, покарать, полюбить...
Что может быть слаще надёжных оков?
Свобода? Вот глупость! Забыть.
Ворон прокаркал, заклял на века –
Возвращаемся в полночь домой.
И снова окрасится красным река –
Мальчишек родилось с лихвой.
Под капюшоном – обилье морщин,
Неокрашенный грязный пробор.
Идут вхолостую катушки бобин,
А снайпер стреляет в упор.
О Муза! Будь со мною откровенна,
Напиться из Кастальского ключа
Позволь мне вдоволь,
чтоб прогнать сомненья,
Пока горит за здравие свеча.

Пока ещё меня слеза не оставляет,
Пока мне видно света волшебство,
Пока мой ангел мне стихи читает,
Пока я не утратил мастерство

Сплетать венки стихов
из слов беспечных,
Ваять из пепла новые мечты,
Витать во сне
в пространствах бесконечных
И видеть яркий свет своей звезды.

Ведь к жизни новой подобрав пароль,
Я на семи ветрах развеял боль.
За улыбку твою, за твой радостный взгляд
Всё, что хочешь, - верну, всё, что хочешь, - отдам.
И пусть образы снов что-то там говорят,
Знаю точно одно: я тебя не предам.

Слёзы льются как дождь, снова ночь холодна.
По травинкам на небо уходит апрель.
Ты теперь далеко, ты теперь не одна,
В царстве Муз, где играет, рыдая, свирель.

Через окна времён я смотрю на мечту,
Только вижу, как стонет и тает зима.
Ты же знаешь, что разум ведёт в пустоту
И опоры не видно, когда вокруг тьма.

Я цепляюсь за чувства, за дрожь, за слова,
За объятья, за слёзы и горечь измен.
Пусть же небо щекочет степная трава
И подарит нам небо чуть-чуть перемен.
Я видел себя в глазах, полных любви...
Так странно биение сердца...
И нежные, тёплые руки твои –
В которых мне можно согреться.

Ты знаешь так много стихов наизусть,
Я помню так много названий...
Пред нами дорога во тьме – ну и пусть! –
Ведь мы не страшимся скитаний.

Теперь ты мне Муза, тебе я пою,
Мой мир необъятен и светел.
Как славно, что в этом прекрасном краю
Тебя, моя фея, я встретил.
Ты хотела бы стать женой капитана,
Ожидать мужа долгими днями, ночами?
Ну а он проплывал бы какие-то страны,
Обнимал не тебя, а штурвал бы руками...
Ты хотела бы ждать его годы и годы
Ради трёх дней свиданья, бесстыдно коротких?
Ну а он говорил бы про водовороты,
О штормах, о туземках, о косоворотках...
Ты хотела бы врать про отца своим детям
И глаза опускать при визите к соседям,
Отвлекаясь в дремоте больной от обмана?
Ты хотела бы жаждать единственной ночи,
Чтоб смотреться в тобой опьянённые очи?
Ты хотела бы стать женой капитана?
Пусть она станет ветром и снегом –
Всё равно – лишь бы быть с нею рядом.
Быть скалою, звездой, человеком –
И сжигать её огненным взглядом.

Для неё быть дождём вперемешку
С леденящими струями солнца,
Невзирая на смех и насмешки,
Оставаться водой на балконце,

Чтоб обнять её ногу босую...
Чтоб ласкать обнажённые плечи...
И молить эту землю шальную,
И молить, и молиться до встречи.
Я не видел тебя меньше суток –
И уже начинал скучать.
Был мой сон без тебя очень чуток,
Обжигала, как пламя, кровать.
И тянулась рука к телефону,
Но не смел я тревожить твой сон,
Обещав, что твой сон я не трону,
А мои обещанья – закон.

Я не видел тебя меньше часа –
И свивалась в груди моей грусть,
Как змея в свой клубок, и без жала
Всё кусала, кусала... И пусть
В тех укусах ни капли нет яда –
Мне казалось, что я умирал.
Но едва понимал, что ты рядом, –
В то мгновение я оживал.

Я не видел тебя две минуты –
Пропадали минуты зазря...
Приходила ты – светлое чудо...
И повторно являлась заря...
Теперь я не сплю по ночам,
Сомнамбулой зрячей брожу,
Опять доверяю стихам
И каплей чернил дорожу.
Ты ждёшь моих тихих шагов
И стука заветного в дверь,
Ещё: полуночных стихов
И жизни совсем без потерь.
На кончике чёрном пера
И стопке измятых бумаг
(Измятых сегодня? Вчера?)
Слова превращаются в знак:
Знак встречи, покоя, любви...
Слова замирают... И что ж?
Короче скитанья мои:
Я знаю, что ты меня ждёшь.
Пусть она станет ветром и снегом –
Всё равно, лишь бы быть с нею рядом.
Быть скалою, звездой, человеком
И сжигать её огненным взглядом.

Для неё быть дождём вперемешку
С леденящими струями солнца,
Невзирая на смех и насмешки,
Оставаться водой на балконце,

Чтоб обнять её ногу босую...
Чтоб ласкать обнажённые плечи...
И молить эту землю шальную,
И молить, и молиться до встречи.

Другие Авторы

Клара Зайнутдинова
Мария ХУЗИНА
Павел ЖЕЛТЫШЕВ
Анатолий Семёнычев
Алия Амрашева
Ролан ЗАЙНУЛЛИН,
Светлана ТОКМУРЗИНА
Екатерина Лаврова
Яна АЙМУРЗИНА
Любовь ТОРОШИНА, г.Чайковский